Бим-Бад Борис Михайлович

Официальный сайт

Завидую тебе, о кленовый лист.
Ты высшей достигнешь красоты
И тихо упадешь на землю.

Сико

Интервью Б. М. Бим-Бада журналу "Семья и школа"

Автор: Б. М. Бим-Бад

Мир приключений и загадок
 
Академик Российской академии образования, профессор Московского психолого-социального университета, доктор педагогических наук Борис Бим-Бад размышляет в беседе с корреспондентом журнала «Семья и школа» о профессии педагога, проблемах школы и ее перспективах.
 
- Борис Михайлович, на днях вы написали в Фейсбуке: «Когда наблюдательный учитель замечает, что ребенку трудно, плохо, учитель коротко беседует с ним наедине. «Скажи мне, почему тебе плохо. Скажи мне, я всё пойму». Когда затем учитель будет смотреть в глаза этому ребенку, между ними установятся отношения всё понимающих заговорщиков, и ребёнок сможет жить дальше». Прекрасно сказано! Однако, в силу разрыва между «тем, что должно» и реальной действительностью, сомневаюсь, что все учителя могут сделать то, о чем вы говорите …
 
- Каждый человек индивидуален. Есть немало учителей, для которых совершенно неважно, плохо ученику или хорошо, им важно, чтобы тот выбрал правильный ответ в тесте. И дети разные. Ситуация, о которой я написал, возможна только в том случае, если между ребенком и учителем уже существует климат взаимоотношений, в котором, говоря словами профессора Ефима Ароновича Аркина, господствуют спокойствие и мажорный тон, спокойствие и бодрость. То есть, нормальные человеческие отношения.
 
- Сегодня такое можно увидеть лишь на отдельных островках педагогики. Почему?
 
- Дело в том, что поведение учителя определяется требованиями системы к нему. Работая в школе, он делает то, за что ему платят зарплату. Все, что может предложить всемирное знание о воспитании, адресовано тем, кто в состоянии вопреки сложившимся требованиям и ожиданиям и вопреки обычаям и традициям, не вызывающе открыто, а почти тайно, делать то, что нужно. Тем, у кого получается возиться с малышней и тех, кому интересно вместе с ними учиться. Ведь больших успехов всегда достигали те педагоги, которые радостно учились вместе с детьми, задавая себе все новые и новые вопросы.
 
Иоганн Генрих Песталоцци собирал по дорогам брошенных грязных детей и быстро превращал их в благородных джентльменов, говорящих по-французски. И когда у него спрашивали: «Как вы добиваетесь, что эти немецкоязычные дети так хорошо говорят по-французски?», он отвечал: «Очень просто! Я сам плохо знаю французский и учу его вместе с ними!». То, что производит на окружающих впечатление педагогического чуда, при ближайшем рассмотрении оказывается готовностью увлекаться учебой, находить в ней тайны и пытаться раскрывать эти тайны вместе с детьми, заражая их искренним интересом. Вот что нужно от учителя в школе.
 
- Как сделать так, чтобы педагоги в большинстве своем были именно такими?
 
- Нужны другие требования. От педагога нужно требовать увлеченности детей. Нужно, чтобы учеников оценивали не по выборочным тестам, а по системе поведения. Вот реальный случай из жизни английской школы. Директор ведет педсовет. Робко открывается дверь, появляется малыш: «Простите, господин директор, но на речку сейчас, по-моему, прилетела кряква!». «Так! Педсовет подождет! - восклицает директор, хватает бинокль, камеру, велосипед и вместе с юным орнитологом мчится на речку, поскольку кряква бывает в этих местах страшно редко. Юный орнитолог оказался прав: на речке действительно оказалась кряква!
 
Я видел немало детей, безумно увлеченных проблемами биологии. Их заразил своей увлеченностью педагог. И нужно, чтобы школьное требование к педагогу и его подопечным было такое: ребята должны относиться к окружающему миру как к открытой книге, полной приключений и загадок, желали знакомиться со все большим числом тайн и постепенно их раскрывать. Нужно, чтобы школа создала у детей по отношению к учебе детективный настрой. Если, скажем, школа воспитывает великолепных агрономов, потому что там прекрасный учитель биологии, ее надо ценить, финансировать, поддерживать.
 
- Будет ли способствовать изменению требований к педагогу и школе в лучшую сторону, стандарт учительского труда, который сейчас обсуждается?
 
- Боюсь, что стандарт, о котором вы говорите, - это декларация, мало связанная с действительностью. В реальности на школе экономят, число школ сокращается, отчетность становится все более зверской, а по новым стандартам она еще больше озвереет, поскольку нужно будет отчитываться о каждом творческом продукте. Когда львиная доля времени педагога уходит на отчетность, он превращается в чиновника...
 
Мне вспоминается книга «Век ребенка», которую в 1900 году опубликовала шведская журналистка Эллен Кей. Она надеялась, что новое столетие станет Веком ребенка. Увы, ее мечта трагически не реализовалась. А в книге этой, в частности, сказано: «Как только я слышу рассуждения педагогов об индивидуальном подходе, о развитии творчества, системе воспитания, сразу же вспоминаю музыку при жертвоприношении людоедов». Слова эти актуальны до сих пор. Ибо стоит только попробовать реализовать эти прекрасные и высокие цели, как тут же выясняется, что никто не готов уступать хотя бы часть программы, сокращать, пересматривать, двигать ее ближе к ребенку, и все изменения, которые в результате бурной дискуссии внедряются в практику, смехотворно малы в сравнении с целями, ради которых были затеяны. И дети приносятся в жертву школьной системе, методическим предписаниям, программам и прочей рутине, которую никто менять не хочет. Потому что цель нынешней образовательной системы - контролировать каждое событие в классе, все, что делается в школе. А контролировать можно только простые, формализуемые показатели. Никто не согласится оценивать школу по степени любознательности и углубленного знания предметов детьми, по степени оригинальности решения задач. Это, с точки зрения апологетов системы, нежелательно. Согласно требованиям системы, ребенок должен написать в сочинении именно то, что от него ждут, а вовсе не то, что наблюдал, думал и воспринимал.
 
- И все-таки, несмотря на это, в лучших школах - например, в школе Александра Тубельского или Александра Рывкина - во главу угла ставят именно любознательность, творчество, оригинальность мысли учеников…
 
- Все хорошее в области образования создается вопреки системе… За счет чего? За счет нечеловеческого напряжения сил педагогов. Им приходится отдавать «кесарю кесарево, а Богу Богово». Одно наряду с другим, да еще и тайно. В большой школе тайно не получится, поэтому педагогу приходится воевать с чиновниками. Безвременно ушедший из жизни Саша Тубельский был моим другом. Я прекрасно знаю, сколько здоровья, сил, нервов, крови он потратил в министерских коридорах. Это доступно лишь единицам и ценой собственной жизни.
 
- Что необходимо менять в нашей школе?
 
- Сейчас - ничего. Школа невероятно устала и страдает от непрерывных перемен. Она должна «устаканиться», успокоиться, накопить опыт поиска, который все равно ведется во множестве школ. Надо это сохранить, оценить, лучшее пропагандировать. А школу надобно беречь, лелеять.
 
- Но ведь существующая система образования создавалась для другой эпохи и явно не соответствует вызовам времени. Мне доводилось бывать в школах Западной Европы, и могу сказать, что тамошние выпускники зачастую умеют мыслить и решать многообразные жизненные задачи гораздо лучше российских сверстников.
 
- Но там и общество другое. Соответственно и ждут другого от школьников. Общества, о которых вы говорите, ждут от подрастающего поколения дивергентного мышления, то есть вариативного, творческого, самостоятельного. Там от человека требуется мыслить и самостоятельно и доказательно. Не просто транслировать чьи-нибудь мнения. У нас же главный предмет в школе - умение говорить то, что нужно, и подчиняться. Школа с этим справляется. Она нацелена на то, чтобы тиражировать людей подчиняющихся.
 
- Но если наша школа будет находиться в нынешнем состоянии, мы будем все меньше соответствовать требованиям новой эпохи и безнадежно отстанем от развитых стран …
 
- Мы и отстаем. Если мы хотим реформировать школу, сделать так, чтобы она не заглушала природный гений ребенка, надо начать менять общество. Поскольку школа и общество - сообщающиеся сосуды.
 
В будущем нам в самом деле потребуются серьезные школьные реформы. Над ними надо продолжать думать, копить положительный опыт, всячески его обсуждать. Нужны хорошие сообщества критически мыслящих, прежде всего по отношению к себе, умных и ищущих родителей и учителей. У нас очень мало родителей, которые склонны предполагать, что они могут иногда и ошибаться. Критически мыслящим людям надо объединяться. Укреплять и распространять положительный опыт. Учиться друг у друга, пробовать, дерзать. Нам нужны родители, понимающие, что у каждого человека свой генетический код, свой склад способностей, своя неповторимость и индивидуальность. И понимая это, относиться к каждому как к абсолютной ценности. Ценно больше всего именно своеобразие каждого человека.
 
- Какими, на ваш взгляд, должны быть «правильные» родители? В какой степени они должны влиять на учебный процесс, помогать школе и обучению своих детей?
 
- Родители должны уметь сотрудничать с преподавателем, не подкупая и не устрашая его, а пытаясь понять. И, конечно же, дополнительно давая что-то свое. Например, необходимо поддавать жару любознательности ребенка. «Ты говоришь, что тригонометрия - это измерение углов? А когда оно нужно? А я читал, что без синуса, тангенса и котангенса невозможен прибор, удерживающий корабль на плаву… Почему это волчок вертится и не падает? Гироскоп похоже работает. Как это происходит?». То есть папа или мама помогает учиться, обращая внимание на практическое приложение непонятных для ребенка абстрактных материй.
Родителям надо постоянно задавать себе вопрос: «Зачем это вдалбливают моим детям?». И задавая вопрос себе, отвечать на него вместе с ребенком. Потому что ребенок охотно учится, когда ему понятно, где и как это пригодится. Из каких загадок человеческой деятельности родилась эта область знания, чему она помогает. Учить не потому, что велено, не потому, что дядя решил за тебя, что это нужно («Вырастешь, Саша, узнаешь, зачем тебе нужна тригонометрия!»). А ты посмотри, как дом напротив строится! Нужны ли здесь прямоугольники, треугольники и овалы? «Правильный родитель» покажет своему ребенку математику вокруг него, физику вокруг него, химию вокруг него. Покажет, как меняется вещество при нагревании, покажет, что есть опасные превращения веществ, и как это можно предусмотреть.
Мысль, которую он пытается донести до ребенка: ищи науку в вещах тебя окружающих; смотри на мир как на сплошную загадку; учись для разгадывания этой загадки, а не для того, чтобы ответить на экзамене. Хотя ответить на экзамене ты сможешь не хуже других, а то и лучше, если так будешь относиться к учебе. То есть от родителей требуется не только взаимодействие с «затюканной» школой. Им нужно, как это делали великие педагоги, учиться вместе с ребенком. И самим смотреть на мир, как на сплошную загадку.
 
- Что посоветуете родителям, которым не хватает времени для того, чтобы заниматься с ребенком?
 
- Им важно знать, что для хорошего, правильного участия в жизни их детей много времени не надо. Не надо бросать работу и заниматься только ребенком, вместе с ним делать уроки, ходить по театрам, в походы, изучать природу. Это было бы роскошно, но в этом даже нет нужды. Для того чтобы ребенок доверял взрослому, мог дружить с ним, делиться своими трудностями, достаточно чрезвычайно простых вещей. Достаточно один раз поцеловать ребенка в лоб, чтобы он чувствовал, что его любят. Достаточно десяти-пятнадцати минут, чтобы попробовать с ребенком решить какую-то математическую головоломку, или сыграть с ним в настольную игру, скажем, в шахматы. И еще одно. Способность видеть в ребенке хорошее, видеть прогресс в его росте и оценивать это, не захваливая.
 
- Как вы для себя определяете понятие «идеальная школа»? В какую посоветовали бы отдать ребенка?
 
- Не знаю как насчет идеала, я скажу о школе желательной. Желательная школа - та, которая зазывает: «Идите учиться к нам, у нас зверски учат алгебре!». Нормальная школьная система - это множество разных школ, которые опираются на свои кадры и выжимают из этих кадров все. В одной «зверски» учат алгебре, в другой - фантастически преподают английский, в третьей - замечательно готовят филологов. У родителей должна быть возможность выбора, куда отдать ребенка. Но им не стоит настаивать на своем выборе специализации, профессии, будущего своих детей. Надо присматриваться к стихийно складывающейся системе способностей. Она у разных детей разная.
 
- Это, вероятно, должны делать и педагоги. Но так ли уж часто школа помогает ребенку определить будущую траекторию его движения?
 
- К сожалению, не часто. Существует профильное обучение после девятого класса, но выбор его порой случайный, запоздалый и бесполезный.
 
- А как, по-вашему, должно быть?
 
- Человеку надо дать возможность попробовать себя в разных направлениях. Как это делала, например, Мария Монтессори: в ее детском саду дети имели свободу выбирать, что у них получается. Мы делаем то, что нам нравится, а нравится то, что у нас получается. Но для того, чтобы решить, что получается - надо пробовать. Представьте Политехнический музей, в котором написано: «трогать руками!». Для чего? Для того, чтобы понять, как устроен тот или иной прибор. Такая возможность у ребенка должна быть.
Школа - это большое экспериментальное поле для опробования сил. В домах детского творчества есть множеством разных кружков. Не получилось авиамоделирование - займись живописью, танцуй, пой в хоре! Человек должен приноровиться к своему складу способностей и в чем-то добиться результата. Дело педагога - наблюдать и тактично подталкивать, помогать, рекомендовать, пробовать что-то делать вместе с ребенком, постепенно уменьшая руководство. Вот вам и правильная школа!
 
- Многие российские родители убеждены, что школы должны быть одинаковыми, что в этом проявляется социальная справедливость...
 
- Они обманываются! Школы должны быть разными - для того, чтобы быть справедливыми. Ведь все люди разные. И общество выиграет, если они будут укрепляться в мастерстве в своей области способностей, в своих талантах. И люди будут довольны, их жизнь будет полна смысла, ценима окружающими. Человек не может быть счастлив, если он никому не нужен. Но чтобы понять, кому, где и как ты нужен, дается длинное детство, долгая возможность поиска себя. Школа - отнюдь не камера хранения детей на время работы родителей, как думают многие. Это возможность сделать две важнейшие для человека вещи: искать себя, а потом - искать себя, свою самость, особенность.
 
- Что бы вы хотели пожелать педагогическому сообществу в связи с приближающимся Днем учителя?
 
- Я учителям сочувствую. Им нелегко приходится. И всем им могу пожелать терпения. Очень рекомендую не видеть в детях врагов и соответственно не вести с ними войну. В этой войне с детьми не будет выигравших сторон. Могу пожелать идти вперед с высоко поднятым знаменем надежды. Искать, находить, ценить, в том числе и чужие находки. С радостью пробовать, и не сдаваться. И вопреки всем трудностям - жить ярко, полно и красиво.
 
Беседовал Илья МЕДОВОЙ
 



Понравилось? Поделитесь хорошей ссылкой в социальных сетях:



Новости
Новостей нет.


Найдите нас в соцсетях
Facebook
ВКонтакте
Twitter

Warning: Unknown: open(/tmp/sess_5bf18f8599dd0ceae09aeda1a05b3ddc, O_RDWR) failed: No space left on device (28) in Unknown on line 0

Warning: Unknown: Failed to write session data (files). Please verify that the current setting of session.save_path is correct (/tmp) in Unknown on line 0