Бим-Бад Борис Михайлович

Официальный сайт

Много многознаек не имеют разума. Надо стремиться не к многознанию, а к многомыслию.

Демокрит

Мелихов А. М. Блеск и нищета рационализма

Автор: Александр Мелихов

Александр Мелихов
Блеск и нищета рационализма

Термин «открытое общество» с начала перестройки довольно долго чаровал демократический слух: открытый человек всегда приятнее, чем замкнутый, ну, а общество — тем более, — открытое миру, открытое критике… Однако к моменту выхода в свет (в 1992 году, под эгидой фонда Сороса) двухтомника Карла Поппера «Открытое общество и его враги» — этого евангелия либерального рационализма — либеральная мысль уже махнула рукой на собственные основы и в основном принялась жить злобой дня, не задумываясь о вечности. А потому и годовщина смерти Поппера (17 сентября 1994 года) вряд ли будет кем-то отмечена.

Поппера, пожалуй, чаще вспоминают его враги, чем друзья. Недавно один православный публицист заклеймил его как врага всех авторитетов — традиции, церкви, власти — и признался, что когда он видит в центре Москвы на плакате голую попу, ему всегда на ум приходит Поппер: вот что в первую очередь открывает хваленое открытое общество! И зачем только Поппера называют уроженцем Австрии, если его родители были евреями?!. И по какому праву его именуют английским философом, когда он был философом новозеландским?!.

Вот это и есть нарушение первой заповеди Поппера: не лгать хотя бы сознательно. В качестве отпрыска двух интеллигентных выкрестов, в ранней юности сочувствовавшего красным, Поппер действительно с 1937 по 1945 год скрывался от коричневых в британском доминионе — Новой Зеландии, где в годы триумфа воли, сначала коричневой, а после красной, и написал свою знаменитую книгу. Однако этого еще недостаточно, чтобы приписать его к какому-нибудь каннибальскому племени, ибо с 1946 до середины 70-х Поппер уже профессорствовал в Лондонской школе экономики и политических наук, а в 1965 году был даже посвящен в рыцарское звание. Так что Поппер был не просто британским подданным, но еще и сэром.

Но что правда, то правда: Поппер и в самом деле до такой степени ненавидел диктатуру и тоталитаризм, что в страхе хоть чем-то уподобиться врагам до конца своих дней (а прожил он до 92 года) боролся с ними единственным оружием — разумным убеждением и терпимостью. Сэр Поппер считал, что всякое покушение на свободу начинается с покушения на свободу мысли, и еще мало кому известным молодым эмигрантом не убоялся посягнуть на таких кумиров, как Платон, Гегель, Маркс, обрушившись на них с неотразимой логикой и почти неподкупной проницательностью. Свобода мысли не должна быть подчинена ни Абсолюту, ни Государству, ни классовым интересам, ни даже законам истории: во-первых, таковых просто не существует, человек всегда волен изменить ход событий: во-вторых же, если бы даже будущее было предсказуемо, подчинение ему все равно означало бы подчинение силе, только не сегодняшней, а завтрашней.

Похоже, Попперу хотелось, чтобы мысль не опиралась вообще ни на что, кроме самой себя, чтобы она не детерминировалась ничем, кроме себя самой (сама себя вытаскивала за волосы из болота заблуждений и предубеждений). Ему ненавистны решительно все теории, которые вместо рассмотрения аргументов мыслящей личности начинают разбирать мотивы, по которым она к этим аргументам пришла. Однако сам он по отношению к собственным противникам, увы, пользуется именно этим приемом: Платон пытался остановить либерализацию и вернуть афинское общество к племенному строю, Гегель тоже пытался возродить племенной дух, выполняя прямой заказ прусской реакции, — лишь к Марксу Поппер более снисходителен, поскольку тот путем диктатуры желал вместе с человечеством совершить прыжок не куда-нибудь, а в царство свободы. Это сладкое слово свобода оказалось способно притупить критическое жало маорийского философа: Маркса он судит больше по намерениям, чем по результатам.

Тем не менее, хотя и у Поппера есть свои любимчики, все иррациональное — даже любовь — в его глазах чревато насилием: никакая любовь не может примирить расходящиеся интересы, зато люди, открытые разумным доводам, в любом конфликте могут прийти к соглашению. По мнению пишущего эти строки, дело обстоит ровно противоположным образом: все конфликты преодолеваются уж никак не разумом, но исключительно воображением — сочувствием, способностью ощутить интересы соперника своими собственными, способностью ощутить конкурента соратником, членом какого-то общего единства. Объединять людей тоже способны лишь общие фантазии, притом не только в политике, но даже и в науке, этом якобы царстве сугубой рациональности, — именно мнимые стандарты науки Поппер и пытался распространить на всю социальную жизнь, поставить идеализированную простую часть над многосложным противоречивым целым, подобно большинству столь ненавидимых им утопистов. Он попытался выбить клин клином, утопию нагой силы утопией нагого разума.

Впрочем, и сам Поппер прекрасно понимал, что очень многие универсальные принципы отрицают сами себя, — так и рационализм не может быть обоснован рационально, ибо его принципы убедительны лишь для тех, кто их уже принял. И все-таки позитивная программа Поппера всерьез грешит упростительством, наивностью и тривиальностью. Но для тех, кто, перепившись на пиршестве свободы, готов с похмелья броситься в объятия гибельных тоталитарных утопий, попперовское «Открытое общество» нужно время от времени перечитывать не как руководство к действию, но как мудрое и убедительное предостережение.

Рационализм, стремление держаться ближе к фактам, вообще разрушает лучше, чем созидает, развенчивает убедительнее, чем утверждает.

==========


Понравилось? Поделитесь хорошей ссылкой в социальных сетях:



Новости
25 мая 2016
Тодосийчук, А. В. Науке нужны кадры и спрос на инновации

О финансировании науки

подробнее

06 мая 2016
Арест, Михаил. Проблемы математического образования 21 века

Вызовы нового времени и математика в школе

подробнее

26 апреля 2016
Ян Амос Коменский. Матетика, т. е. наука учения. Окончание

Окончание трактата Яна Амоса Коменского «Матетика»

подробнее

17 февраля 2016
Ян Амос Коменский. Матетика, т. е. наука учения

Деятельность учения сопровождает деятельность преподавания, и работе учителя соответствует работа учеников. Теоретически и практически это впервые показал Ян Амос Коменский, развивавший МАТЕТИКУ, науку учения, наряду с ДИДАКТИКОЙ, наукой преподавания.  
 
Трактат Коменского «Матетика, то есть наука учения» недавно был переведён на русский язык под редакцией академика РАН и РАО Алексея Львовича Семёнова.

подробнее

17 января 2016
И. М. Фейгенберг. Пути-дороги

Автобиографическая статья выдающегося психолога и педагога Иосифа Моисеевича Фейгенберга (1922-2016)

подробнее

Все новости

Подписка на новости сайта:



Читать в Яндекс.Ленте

Читать в Google Reader


Найдите нас в соцсетях
Facebook
ВКонтакте
Twitter